Чей-то Уголок…
Добро Пожаловать.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Чей-то Уголок…Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


Вчера — среда, 17 октября 2018 г.
Тест: Путешествие с любимым [Сборный] •Кисе Рета, [Kuroko No Basket... Sataniel K. 01:04:20
­Тест: Путешествие с любимым [Сборный]
•Кисе Рета, [Kuroko No Basket]


Брюгге – шоколадная столица Бельгии, очаровательный исторический город на воде. Разноцветные дома, изображения которых отражаются в водах каналов, выглядят весьма мило и романтично. Трудно сказать, что больше привлекает искателей приятных ощущений в Брюгге – прекрасная архитектура, живописные каналы, старинные церкви и огромное количество музеев или замечательные рестораны и бары, кафе и кондитерские, которыми славится Брюгге. Музей шоколада и шоколадные рестораны, которые являются визитной карточкой Брюгге, радуют и детей и взрослых. Вы с Кисе уже который день откладывали поход в этот музей в пользу других экскурсий, но вот сегодня настал и его черед. Позавтракав, вы закрыли номер и не спеша двинулись в сторону интересующего вас объекта. В музее тебе очень понравилось, а Кисе, когда вы вышли из здания, достал из-за спины шоколадную «Золотую рыбку» и сказал, что это тебе. И когда он только успел ее купить? Ты стояла с открытым ртом посреди мостовой и не веря своим глазам пялилась на фигурку в ладонях Кисе.
- Бери, что же ты. Или тебе не нравится? – Рета вмиг встревожился, и ты поспешила уверить его, что она просто прекрасна, а ты просто не можешь поверить твоим глазам. Молодой человек облегченно улыбнулся, и вы двинулись в отель на обед. По пути Кисе затащил тебя в несколько кулинарных магазинчиков, так что в номер вы завалились с пакетами, полными пастилы, плиток темного шоколада, конфет и прочих сладостей. В своих радужных мечтах ты представляла, как вечером все эти вкусности будут только в твоей власти и как ты, завалившись в кресло с книжкой, будешь лопать все эти невероятно вкусные чудеса.
Но советую тебе не загадывать и не радоваться так. У Кисе на тебя и шоколад свои планы.


Пожалуйста, оставляйте здесь Вашу критику и отзывы http://salutton.beo­n.ru/0-1-moi-test.zh­tml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1073-583.html

Категории: Баскетбол Куроко
Прoкoммeнтировaть
Тест: Путешествие с любимым [Сборный] •Рокудо Мукуро, Галле... Sataniel K. 01:03:12
­Тест: Путешествие с любимым [Сборный]
•Рокудо Мукуро, [KHR]


Галле – приморский город, крепость с богатой морской историей. Этот город Шри-Ланки перенес трехкратное колониальное господство португальцев, голландцев и англичан. Основной достопримечательнос­тью города является форт, построенный в свое время голландцами. Форт Галле в наши дни является одним из немногих прекрасно сохранившихся колониальных фортов Азии. Галле является местом, из которого можно и нужно везти сувениры, здесь можно приобрести прекрасные кружева ручной работы или украшения из нежного и прозрачного лунного камня, сапфира или рубина.
Ты, прогуливаясь по торговым улочкам Галле в обнимку с Мукуро, присмотрела себе не одно украшение, но на все вопросы молодого человека о том, нравится ли тебе что-то, что он мог бы купить тебе, отвечала отказом. Эти аксессуары были, бесспорно, красивыми, но тебе было нужно именно «то». И если бы ты нашла «то самое», то непременно почувствовала, а так... Твои размышления прервал Мукуро, заметив твое нахмурившееся лицо, и решил, что вам пора подкрепиться.
Всю вторую половину этого дня вы провели на пляже, а ближе к вечеру вернулись в отель. Ты хотела завтра встать очень рано, чтоб застать на рынке какие-нибудь редкости, которые перехватывали туристы, которые вставали раньше вас. Мукуро, взбунтовавшись против сна, когда «даже еще детское время не началось», утопал на балкон, а ты, пригрозив ему, что вставать придется вместе с тобой, легла спать.
Ты, надеюсь, не забыла, что Рокудо у нас дьявольски умен? Стал бы он сам себе вредить? Правильно, нет. По расчетам Мукуро, ты уже должна была заснуть, и молодой человек вернулся в номер, бесшумно задвинув балконную дверь. Ты лежала на боку, наполовину укрывшись легким одеялом. «Рано вставать, как же...» - с легкой усмешкой думал Рокудо, крадясь к той половине кровати, на которой ты спала. Мукуро опустился на колени и, склонившись к тебе, замер. В темноте ночи он так тебя любил, что ему становилось страшно. С такой нежностью, на которую он только был способен, Мукуро прикоснулся губами сначала с твоим волосам, потом к щечке, затем последовал невесомый поцелуй тыльной стороны ладони. Очень аккуратно взяв твою ладошку в свою, Мукуро надел на твой безымянный пальчик кольцо. Полюбовавшись блеском камня в лунном свете, он задернул плотные шторы и, скинув одежду прямо на пол, забрался в кровать.
«Лишь бы во сне не поцарапалась» - с тревогой подумал Мукуро. И, чтобы ограничить твои движения, сзади прижался к твоему телу, вытянув свою руку поверх твоей и уткнувшись носом в ямку на твоей шее, находящуюся чуть ниже затылка, довольно засопел.


Пожалуйста, оставляйте здесь Вашу критику и отзывы http://salutton.beo­n.ru/0-1-moi-test.zh­tml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1073-583.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
четверг, 27 сентября 2018 г.
Тест: Её дар three С Т А Т И Ч Е С... Sataniel K. 22:48:59
­Тест: Её дар [Multifandom]
three


­­­­

­­

С Т А Т И Ч Е С К О Е
Э Л Е К Т Р И Ч Е С Т В О
music: hammok - on



­­


{censored} прокручивал этот момент в голове, кажется, постоянно. Ощущения электрического укуса на его коже, когда он едва коснулся кисти рук [и], и её испуганный и обеспокоенный взгляд, словно юноша дотронулся до оголенного провода.
- Прости, Сану, я не хотела, - девушка виновато улыбается, пряча руки в большие рукава вязанного свитера, а затем и вовсе пряча их под столом.
Кореец не понимает почему она это делает, но в ответ добродушно улыбается, скорее по привычке. Ему хочется что-то спросить, но нервность [ф] повысилась настолько, что О понимал - сейчас это просто бесполезно. И хоть это и было странно, не стал придавать этому значение.
В следующий раз это случилось когда он увидел её посреди драки. [и] с храбростью тигра кинулась разнимать однокурсников, дерущихся из-за какой-то первокурсницы, тупо стоящей где-то поодаль и с усмешкой наблюдая, как два идиота разбивают руки в кровь за неё. Оба юноши разошлись по разным углам, когда одного из них сильно приложило статическим электричеством от волос [ф]. Сану точно помнил, как девичьи локоны приподнялись, насыщенные электрическими разрядами. Но в этот раз её руки не причинили ему никакого вреда.
- Это было опасно, [и], - констатирует Сану, стремительно шагая вместе с [и] вниз по лестнице, прямиком на улицу.
- Да, но иначе эта бессмысленная драка закончилась бы позже и, возможно, плачевно, - в её голосе он замечает улыбку, она явно гордилась этим поступком, хоть и знала, что корейский менталитет не позволит однокурсникам оценить это по достоинству.
Юноша знал, что даже сейчас, после стольких лет проживания в Корее, ей было тяжело адаптироваться, из-за европейского лица и фамилии, которым не столько завидовали, как сторонились. Девушка не совсем воспринимала местные обычаи, как бы ей не хотелось, и от того она больше нравилась Сану, не прячась за масками наигранной милости. Но и было в ней что-то пугающее, что заставляло жестокого О Сану напрягаться - дерганность [и], для которой, казалось, нет никаких причин.


[ф] стучится в дверь дома однокурсника, опасливо осматриваясь по сторонам, район, в котором проживал О не внушал доверия, от того его долгое отсутствие на занятиях становилось причиной разных мрачных выводов. Пять минут. Десять минут. девушка уже была готова уйти, как замечает меж занавесок первого этажа чей-то заинтересованный взгляд. Хочется испугаться, но осознав, что это не глаза Сану, девушка вновь поднимается к двери, но не стучит. Медленно приблизившись к холодной поверхности, припадает к ней ухом и ладонями, по другую сторону двери до неё дотрагивается Юн Бум и в тот момент его ударяет разряд. Темноволосый громко падает на пол, что-то невнятно пища.
- Ты кто такой? - старается беззлобно говорить [и].
- Я кузен Сану, - раздается дрожащий мальчишеский голос из-за двери, - временно приехал пожить у него.
- Тогда почему сразу не отреагировал на мой стук? - успокоив раздражение в своей груди, спрашивает девушка.
В ответ поступило молчание. [ф] слышит суетливый топот незнакомца, а затем глухой щелчок двери. Было понятно одно - так называемый "кузен" испугался и спрятался где-то в доме. Удрученно выдохнув, девушка уже хочет уйти домой, как на встречу к ней из-за калитки выходит виновник торжества, под руку с совершенно незнакомой для [ф] девушкой. Светловолосый хранит молчание, смотря на девушку не то злобным, не то совершенно безразличным взглядом.
- Меня попросили тебе передать положение к конкурсу, и заодно я хотела поинтересоваться, как твои дела, - тон девушки спокойный, немного радостный.
Странный кузен О Сану, и пропажа того с горизонта, немного нагнетали обстановку, но увидев, что с однокурсником все в порядке [и] впервые за долгое время вспомнила, что они же всё-таки студенты и имеют право иногда не ходить на занятия, полностью отдаваясь своим личным предпочтениям. На бледном лице иностранки всплыла улыбка, на которую юноша не мог не ответить. Он принял из её рук конверт, благодаря за уделенное внимания, и принося извинение за то, что ей пришлось сидеть на крыльце.
Капля за каплей, на улице начинался самый настоящий ливень, пока вода не стала опускаться на землю стеной, через которую едва были видны дома по пути. [И] уже не кажется, что отказываться от чая в доме однокурсника было хорошей идеей. Сильная хватка за локоть привела в испуг, но стоило разглядеть знакомое лицо, развернувшее девушку к себе, [и] облегченно выдыхает. Сану, от дома которого студентка отошла не далеко, любезно пригласил её выпить чего-нибудь теплого, еще раз. На этот раз она согласилась, понимая насколько продрогла, уже порядочно промокнув будучи под дождем всего пару минут. На лице блондина проскользнула улыбка, а теплый взгляд, не предвещал ничего катастрофического.

В доме юноши было холодно, или тело [и] всё таки промерзло. Её вещи сушились в ванной, так заботливо развешанные Юн Бумом, собственно, кузеном однокурсника. Студентка грела руки о стакан с чаем, внимательно наблюдая за тем, как чаинки в воде не двигаются. Сану был готов поклясться, что заметил, как что-то маленькое сверкнуло над водой, и одна чаинка осторожно подплыла к другой, толкая её. Его взгляд встретился с взглядом Юн Бума, как обычно, напуганным, казалось, брюнет тоже это видел. Или это им только показалось?

­­


Джи Ын: Девушка прожигает в тебе дыру, ей не нравится, как Сану смотрит на тебя. И она могла бы не обращать на это внимание, если бы он не делал это так открыто! Её очень задевает такое, но она тешит себя тем, что ты лишь иностранка, к который у Сану чисто животный интерес, не более. Вы проводите в гостях у парней слишком много времени, Джи начинает не выдерживать присутствие тебя и Юн Бума, но пытается стойко терпеть. Её бесит, как ты мило сидишь у окна, в ожидании конца грозы, и подпрыгиваешь каждый раз, когда разряд молнии ударяет где-то вдалеке. Это было бы мило, если бы для Ын ты была подругой.
- Ну и долго ты будешь тут штаны просиживать, не свои, между прочим, - морщась от отвращения, кореянка напоминает тебе, что ты тут, считай, на казенных щах, - Могла бы уже такси вызвать и уехать отсюда. Ты всё свидание портишь.
- А как же Юн Бум? Оставить его тут одного, под твоим злым взором? - пытаешься отшутиться, лишь бы разрядить обстановку.
В грозу ты представляла опасность, и атмосфера действительно была тяжелой, по твоей вине.
- Дрянь! - Джи вскидывает руку, оставляя на твоем лице царапины от её маникюра.
Прибежавший на звук шлепка и крики Джи Ын Сану меняется в лице, когда видит на щеке однокурсницы три достаточно заметные полосы, на краях которых собирались {censored}. Тебе хочется убежать, не только из-з стыда, но и страха.
Страх сделать больно Джи Ын. Но она, совершенно не замечая блондина, хочет схватить тебя за грудки одежды, и это стало фатальной ошибкой.
- Джи Ын, нет! - успеваешь вскрикнуть, но так или иначе кореянка успевает схватить тебя за волосы, и господи, пускай бы она лучше схватилась за одежду!
Её тело содрогнулась, получив внушительный разряд собравшегося на твоем теле электричества. Его всегда было много в дождливую погоду, по большей части это было обусловлено страхом перед раскатами грома и молнии. Смотришь, как дымка выходит из-под приоткрытых губ девушки, и приходишь в неописуемый ужас, когда она падает замертво.
Люди еще никогда не умирали из-за твоей особенности, лишь получали боль, но оставались в живых...

Юн Бум: Боится тебя. До произошедшего вот только что, считал обычной девушкой, совершенно не понимающей какого это - быть Юн Бумом. Сейчас же просто в ужасе, в его сознании, кажется, крепко засело представление о тебе, как о каком-то демоне с сверхчеловеческими способностями. Был готов броситься на амбразуру за Сану, пока тот не остановил глупый порыв брюнета, ведь ты.. напугана еще больше.

О Сану: Внимательно изучает эмоции на твоем лице, стараясь разглядеть в них подвох, но находит только испуг, по-настоящему детский и такой умилительный для него. Если бы только он не был влюблен в тебя, то скорее всего в живых не было ни тебя, ни Джи Ын. Блондин спокойно переступает через тело кореянки, пытаясь подобраться ближе к тебе, но испуг не дает тебе надежду на то, что сейчас такого же не произойдет. Убегаешь от него в другой угол комнаты, затем в следующий, пока О не осознает, что открыл для тебя путь к побегу. Но ты не убегаешь, не можешь убежать, оставив ни в чем неповинных людей с телом Джи Ын. Ведь это только твоя вина. Опускаешься на пол, сжимаясь в один комок. Сану отчетливо слышит, как пытаешься подавить всхлип, но едва это получается.
Кореец опускается рядом с тобой на пол, дотрагивается рукой до хрупкого плеча, а затем медленно поднимает кисть руки к волосам, которые теперь не были наэлектризованы совсем.
- [И], - его теплый шепот над ухом заставляет поднять взгляд, он не видит слез, один лишь только вопрос.
Что. Делать. Дальше.
- Нужно спрятать тело, - констатирует блондин.
- Нет, ты должен позвонить в полицию, - подрываешься ты, обеспокоенная такой безмятежностью однокурсника, - Я серьезно, у тебя могут быть проблемы, тебе нужно меня сдать. Сану?
Его взгляд выглядит затуманенным, но счастливым. Он рисует в голове картину того, как стоит за твоей спиной, как учит тебя правильно разрезать тело, дабы потом без труда упаковать или спрятать куда-нибудь труп. Он уже уверен, что ты станешь идеальным напарником для него, и не нужно ничего скрывать от тебя, когда вы будете встречаться. Точнее, вы уже встречаетесь.
- Сану? - он чувствует осторожное прикосновение холодных пальцев к своей руке, и резко хватает твою кисть.
Он улыбается не по человечески дико.
- Я не отдам тебя копам, милая [и], о нет! Даже не думай так легко отделаться от меня теперь.
Его влажные и горячие губы накрывают твои, вынуждая отвечать на столь развратный поцелуй. Сану отстраняется, и от твоих губ, до его языка идет прозрачная ниточка слюны, это так возбуждает его. Юноша в одночасье получил всё, что хотел. Убил Джи Ын, нрав которой приводил его в бешенство, и заполучил тебя. И теперь уже не важно, за ты или против. Вновь льнет, пытаешься возразить, но он лишь обхватывает твое лицо ладонями, соединяя ваши губы вновь.
Юн Бум слышит сквозь дверь комнаты суету, твой ослабший голос и голос Сану. И кое-что еще: причмокивание, грязное и пошлое. Всё это происходило прямо за дверью в комнату, на втором этаже, докуда девушка успела добежать. Через замочную скважину Бум наблюдает, как жадно припадает ЕГО Сану к твоей коже шеи, почти кусая её. И как его руки бесстыдно блуждают под собственной худи, одолженной тебе. И девичье лицо, всё красное и тревожное, не совсем согласное с происходящим, но уже вот-вот готовое сломаться.


Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-525.html

Категории: Как Убить Сталкера, КУС
Прoкoммeнтировaть
Тест: Разделяя тепло [сборник] Хайд OST к фильму "Ромео и Джульетта... Sataniel K. 22:25:56
­Тест: Разделяя тепло [сборник]
Хайд


­­

OST к фильму "Ромео и Джульетта".

При свете лампы лакированная поверхность скрипки блеснула, и смычок плавно лёг на тонкие струны, знаменуя рождение первой ноты. Все собравшиеся зрители умолкли в предвкушении пришествия новой материи в тронутый людскими страстями мир театра. Мелодия скрипки проникала во все закоулки материального, созидая и наполняя смыслом и чувством застывший в благодатном оцепенении зал. Хайд ощутил невесомость. Дрожь прошлась по телу и забилась волнующим трепетом в сердце. Создаваемая музыка была сравнима лишь с высшими проявлениями природой своих чудес, которые, как и нежная мелодия, призывала к жизни лучшие стороны бытия. Чистый и глубокий звук проходил сквозь душу, пронзая её тонкими нитями света, заставляя сознание утопать в нахлынувших образах и видениях, словно пуская на новый уровень восприятия и виденья сущего. Люди в зале раскрывали рты и тонули в переливчатых звуках, чувствуя, как от восхищения к глазам подступает нечто влажное.
"Играй, моя Богиня музыки!", - восторженно лепетал Беззаконие, вальяжно расположившийся на крыше рояля за завесой бархатных бордовых штор; он покачивал в такт правой ногой, распологающейся на поднятом колене, и задумчиво смотрел на узорчатый потолок. "Играй, пока не заставишь зрителей рыдать! Играй, пока я не увижу твоё безупречное будущее!", - бормотал он, как в безумном бреду про себя, расширяя возбуждённую улыбку.
Последняя нота протяжно, как волчье завывание, растворилась в воздухе, и зал взорвался аплодисментами. Хайд поднялся со своего места, разглядывая горделивым взором свою талантливую хозяйку. У неё было всё, что нужно, чтобы развлечь Жадность ближайшие несколько лет перед своей неизбежной кончиной: красота, ум, дар к игре на музыкальных инструментах, что вносили умиротворение в мятежную душу сервампа, и блестящее будущее, в котором он хотел принять активное участие, чтобы потом вдребезги разрушить его, посыпать острые осколки к её ногам, вонзив их в сломленную самооценку, ведь человеческая жизнь - это ничто, пустое место, всего лишь жалкая, хрупкая пыль, которую легко сдуть одним трезвым, эгоистичным словом. Люди так смешны в том, что считают себя значимыми фигурами на шахматной доске, хотя их место всего лишь рядом с пешками, которые замертво рухнут на следующем ходе.
- Вы прекрасно сыграли! - один из мужчин ворвался на сцену, буквально с ходу сбивая тебя комплиментами и букетом благоухающих цветов, которые примкнули к твоему лицу. - Откуда у Вас такой талант?
Он щебетал, как возбуждённая, влюблённая птица, отчаянно ищущая себе пару для будущего полёта в тёплые страны. Как иронично - за окном как раз бушевал ливень, нещадно бьющий защищающее от холода стекло, будто с настоящим намерением разбить его и призывать к срочному уходу на жаркий юг. "О нет, будущее музыкальной Богини в моих руках", - с ехидным смешком подумал Лоулес, торопливо шагая к своей хозяйке, намеренно обозначая громкими шагами своё присутствие. "Голубь с фениксом вдвоём в небеса ушли сквозь пламя", - цитировал Шекспира молодой человек, по-собственнически прицепившись к твоей талии.
- Вы правы! - фанатично затараторил Хайд, крутясь вокруг растерянной тебя запущенной юлой. - Она великолепна! Прекрасна! О, что за дивный ритм! Богиня да и только! Сплошное наслаждение - быть рядом с ней! - пылко закончил свою речь сервамп, демонстративно упав на колени и обхватив своими руками икры твоих ног, вынудив платиновые глаза мужчины померкнуть под гнётом разочарования до недружелюбного обсидиана.
- Ну что ж, кхм... - на лбу незнакомца выступила испарина пота, он нервно и разочарованно потёр толстыми пальцами основание шеи. - Повезло Вам с таким молодым человеком, который искренне любит Вас. Не удивительно, что у такой успешной скрипачки уже есть кто-то на примете.
- Спасибо, - скромно и вежливо проговорила ты, опустив голову в коротком поклоне, однако ниспадающие волосы не скрыли привычный зовущий блеск в глазах; Беззаконие всегда удивлялся тому, что твои глаза горят огнём во время разговора с другими людьми - временами ему хотелось уже сейчас залить слишком живое пламя холодной водой, чтобы вернуть тебя на землю. Но он не мог - он тоже, сам того не осознавая, стал пленником твоего тепла. - И за цветы тоже. Они чудесны.
Хайд был совершенно иного мнения; он обвёл презрительным взглядом алые, как тёмная и вязкая кровь, розы, подмечая, что они совершенно не подходят к твоему светлому, как грецкий орех, лицу и к глазам цвета чистого топаза, что сверкал голубизной невинного неба, а порой сменялся пасмурным - отдавал немного серым. Незабудки - то, что смогло бы украсить твоё фарфоровое личико, как думалось сервампу. И значение идеально подходило "я никогда не забуду тебя", ведь в последнее время Лоулес зачастую сомневался в том, что хочет причинить тебе вред - ты была чересчур прекрасна в своей жизнерадостности, как совсем ещё юная Джульетта, не подозревающая о том, что смерть настигнет её слишком рано. Или Офелия, что отдала свою жизнь тоже молодой...
- Тебе не обязательно играть влюблённого дурачка, чтобы прогнать от меня других, - мягко, без всякого порицания замечаешь ты, когда последний зритель покидает актовый зал, а тяжёлый шторы падают на сцену, погружая её в уютный полумрак - так ты, слегка озябшая, внушаешь себе, что прохлада не проникнет в этот укромный уголок.
Хайд почти сразу вернулся к своему прежнему амплуа, отстранившись от тебя, но после таких слов на его губах нарисовалась кривая ухмылка, почти животный оскал, обнажающий миниатюрные кинжалы клыков. Он снова преодолевает расстояние между вами одним прыжком и, захватывая ладонью вьющийся локон твоих волос, несильно зажимая его кулаком, умиротворённо шепчет, принюхиваясь к жасминовому запаху русых прядей:
- "Твоя ль вина, что милый образ твой
Не позволяет мне сомкнуть ресницы
И, стоя у меня над головой,
Тяжёлым векам не даёт закрыться?" - Уильям Шекспир, - проговаривает уже заученную строчку из стиха любимого поэта Лоулес, выпуская из рук, как пойманную бабочку, волосы, скользящие по гладкости его ладони ласковой морской волной.
Ты отпрянула от него, хмыкнув на его очередную игру, и прижала ладонь к беспокойному сердцу, которое горевало за вампира, что старался строить из себя беззаботного шута.
- Тебе хотя бы понравился мой концерт? - не зная, как начать разговор, взволнованно спросила твоя персона.
- Классическая музыка - полный отстой! - со скучающим зевком признался Лоулес, плюхнувшись на стул возле фортепиано, и вольготно расположил руки на заигравших клавишах. - Но, когда начинаешь играть ты, (Твоё имя)-чан, она мне почему-то начинает нравиться. Что бы это могло, интересно, значить, хм? - снова возведя глаза к потолку, озадаченно поинтересовался вампир, действительно не находя объяснений своему странному влечению к твоей игре. - Кстати, похоже, нам придётся заночевать здесь, чтобы ты не заболела и смогла прийти на свой следующий концерт. Ты ведь расстроишь поклонников своим поспешным уходом, хе-хе, - Лоулес почему-то ядовито оскалился от этой мысли, но почти сразу же его накрыла некая апатия; он ведь тоже останется без личного развлечения раньше времени. - Эх, лето на редкость дурацкое вышло, даже на подработку не выйдешь из-за того, что моя хозяйка может умереть из-за простого насморка.
- Ну, везде нужно находить свои плюсы, - пожала ты плечами, стараясь казаться как можно непринуждённей в этой неблагоприятной ситуации. - Хочешь, я ещё сыграю что-нибудь для тебя?
- Оо, скрипачка-чан снизошла до простого ежа вроде меня! - оживлённо воскликнул Хайд, приняв сидячее положение с прямой спиной, ведь доселе он расслабленно разлёгся на рояле, точно на постели. - Давай, удиви меня.
С минуту ты думала, а затем почти с боязнью направила смычок к белёсым нитям и в пространство вспорхнули первые ноты. По коже Жадности, который скептично реагировал на твоё представление, прошёлся электрический ток, врываясь в самую его суть. Мрачная мелодия, оставляющая послевкусие меланхолии и светло-печальной грусти, проникла в него почти болезненной вибрацией, вынудив глаза изумлённо округлиться. "Офелия...", - почти простонал он в мыслях священное имя бывшей возлюбленной, протягивая руку к свету лампы, будто там нарисовалась эфемерная раскрытая ладонь белокурой девушки. Эта несравнимо печальная музыка пробудила нежеланную ностальгию, и Хайду на минуту показалось, что ты играешь именно на его струнах-нервах, которые выудили из себя фальшивые, скрипучие ноты, похожие на скрежет звериных зубов. Посторонние звуки полоснули ушные каналы, застилав взор мутящими слезами - горькими, как пепел на корне языка.
- Остановись! - почти зарычал Лоулес, не выдержав нападения воспоминаний с горючим и скорбным привкусами. - Эта музыка слишком грустная, я ненавижу такие!
Ты покорно затихла, замерла, вглядываясь в изменившиеся черты лица Беззакония: клоунская маска треснула и посыпалась к ступням, обнажая горечь утраты. Хайд успел быстро стереть слёзы рукавом, размазав их по ткани и щекам, поэтому ты прекрасно видела, как на лилейно-бледных щеках вампира слабо мерцала, словно сладкая глазурь на праздничном торте, перламутровая влага. Это покалеченное жестокой судьбой дитя хотелось пожалеть, утешить, прижать к груди и пообещать, что ты не оставишь его, как это сделала по своей глупости Офелия - он успел поведать тебе красивую историю своей первой любви, которая возымела драматический эпилог.
- "Каким бы счастьем для меня -
Проснувшись утром, увидеть воочью
Тот ясный лик в лучах живого дня,
Что мне светил туманно мёртвой ночью" - Шекспир, - нараспев произнёс он, повернувшись к тебе спиной, и его приглушённый голос завибрировал глубокой печалью.
Атласные стебли цветов в твоей душе, нашёптывающие тебе о нежности в присутствии небезразличного тебе Хайда, внезапно завяли под его горькой тирадой. О, как же ты мечтала, чтобы когда-нибудь из-под скорлупы, которую нарастили слишком ленивое лето и людские обстоятельства, пробились красивые рябиновые перья с огенной каймой по краю, и он смог воспарить с их помощью, радуясь всему, что у него теперь есть.
- Прости, что я не Офелия, - поддавшись какому-то неясному порыву, горестно выдохнула ты, опустив голову так, будто на тебе была вина всего мира за то, что он был так несправедлив по отношению к одинокому ежу.
Хайд обернулся, ошеломлённо захлопал выразительными глазами в обрамлении густых ресниц и стёр с лица былую тоску, окунувшись в несоизмеримое удивление от той нелепости, что вылетела с твоих уст.
- Что...? - Лоулес открыл рот и замер в таком положении, медленно проматывая и переваривая чужие слова. - Что за чушь ты несёшь? Зачем тебе быть Офелией, если ты - это ты, со своей неплохой индивидуальностью? - с какой-то безрадостной усмешкой пожал плечами блондин.
- Потому что тебе, по всей видимости, было бы лучше в её компании, - с тенью разочарования промолвила твоя персона.
Хайд на минуту опешил, потому что ты частично попала в алый круг на мишени, но он не хотел возвращаться к этому. Прошло уже слишком много времени, чтобы он наивно, как человеческий мальчишка, мечтал о способности воскрешать мёртвых. Пора бы уже возмужать, как ему советовала сестрица Гнев, и смириться с незбежностью. Однако нервный смех всё равно прорвался сквозь плотно стиснутые губы.
- "Прекрасное прекрасней во сто крат,
Увенченное правдой драгоценной.
Мы в нежным розах ценим аромат,
В их пурпуре живущий сокровенно", - с символикой пробормотал Хайд, снова захватив в свой плен несколько твоих прядей, чей аромат он вдохнул с напускно кокетливым видом; он принял тот факт, что принцесса больше не с ним и что теперь у него есть другая, по-своему особенная скрипачка, в которой он ценит её естественный запах, как в цветах, что никогда не утратят свой определённый фимиам, даже если им дать имя бывшей возлюбленной. Если он назовёт тебя Офелией, ты всё равно будешь пахнуть, как (Твоё имя). Какой в этом смысл? Он уже смирился со своей новой жизнью. - Я обещал себе больше не привязываться к людям. Их жизнь слишком хрупка и незначима, - пренебрежительно бросил он, усевшись обратно на своё место. - Скрипачка-чан, сыграй лучше что-нибудь другое, более весёлое. А то от этих грустных композиций у меня челюсть сводит зевком.
Ты покорно кивнула и, поджав губы, чтобы собраться с духом, заиграла новую мелодию. Полуприкрытые в будущей безмятежности кровавые глаза Хайда приоткрылись; он мгновенно узнал ту музыку, которую ты сыграла для него при первой встречи, хотя и поразился сперва её новой огранке. Воздушная лёгкость и твоя непревзойдённая техника придали исполняемой мелодии неповторимую прелесть, добавив детали, которых раньше не было. Проникновенная композиция просочилась в его сознание каплями обволакивающег, горячего мёда - сладкого и терпкого одновременно. Его накрыла ностальгия, но в этот раз благоприятная и связанная исключительно с тобой: первая встреча в облике ежа, над которым ты по своей врождённой любви к животным радостно кружилась, твои частые улыбки, появляющиеся очаровательные ямочки, лучезарный смех, его необъяснимое умиление над тем, как ты скромно прикрывала рот миниатюрной, как у ребёнка, ладонью, твоя странная страсть к чаю и то, что он зачастую по своей неосмотрительности просыпался в самых разнообразных коробках из-под напитка. И самое главное - вечно горящие при разговоре глаза, которые впитывают себя губкой полученную информацию. Хайд редко находил в своей жизни людей, в чьих зрачках всегда горела заинтересованность;­ люди по своей природе эгоистичны и предпочитают говорить, а не слушать других, но ты была исключением - могла интересно беседовать, шутить и внимательно слушать, смотря прямо в чужие глаза без лишнего стеснения. Умиротворённая улыбка поневоле расползалась на лице, как бы Беззаконие ни пытался подавить внутренний порыв. Он привязывается с каждой секундой, но сам до дрожи в костях боится признаться в этом самому себе. Заметив, что Хайду понравилось, ты счастливо улыбнулась, закончив игру.
- Я назвала эту композицию "Единственный и неповторимый", - решилась признаться ты. - Потому что она напоминает мне о нашей встрече и о том, что я по сей день рада тому, что мы вместе.
Хайд непроизвольно расплакался сквозь улыбку. "Единственный и неповторимый...", - он всегда смаковал это сочетание, как мятный леденец, и каждый раз он был новым по вкусу. С Офелией эта фраза пережёвывалась с горчинкой, а с тобой... он почему-то зачастую чувствовал привкус любимого двойного экспрессо, какое хранилось и в твоей личной коллекции - ты даже никогда не ругалась на него, когда он самовольно крал у тебя парочку пакетиков, чтобы выпить и не поделиться с хозяйкой. Ностальгия продолжала налетать с какой-то сладковатостью, как пыль деревенских дорог. А в тебе взыграла привычная эмпатия, с которой хотелось стереть блестящие слёзы с уголков его глаз. Разгадав твой замысел, Хайд настороженно напрягся взвинченной пружиной.
- Только не надо играть роль жилетки для моих слёз, - начал отталкивать он твою персону, боясь дойти до той грани, за которой не властвовал разум, отгораживающийся от бесполезной привязанности. - Мне просто в глаз что-то попало. Не лезь, Скрипачка-чан.
- Не сопротивляйся, Хайд. Тебе будет легче, если ты раскроешься мне. Я уж точно не буду винить тебя за слабость и постараюсь сделать всё, чтобы ты пришёл в себя. Мы же не чужие друг другу люди, - твой спокойный, убаюкивающий голос лился в его покарёженную душу, исцеляя старые раны и почти подталкивая довериться, точно наивный щенок, который нашёл среди бурного и безэмоционального людского потока единственного человека, который посмотрел на него не как на ничтожество.
В его сердце, кажется, вот-вот распустятся розовые розы, однако бушующий за окном раньше времени пришедший сентябрь начал убивать холодными поцелуями цвета в палисадах. Этот холодок, просачивающийся сквозь плотные шторы, вернул его к мысли, что он и сам должен быть, как ледяной ветер - отталкивающий, жестокий, неприступный, возвращающий свободно парящих птиц по небу на холодную землю, ломая их единственную радость - крылья, что несут их к ванильным мечтам. Вокруг него появился дым в тот самый момент, когда твои руки почти прикоснулись к его плечам, и твои пальцы оказались возле колючих игл ежа, который пугливо зажмурился. На миг замираешь, в раздумья шевеля пальцами, но, поджимая по привычке губы, как знак твёрдости, решаешься разрушить его барьеры, вопреки боли. Ладони осторожно опускаются на иглы, похожие на шипы роз, и Лоулес намеренно выпячивает их, чтобы защититься от льющейся через край нежности, способной растопить его ледники. Твои губы дрожат от боли, но руки ты не убираешь, и блондин чувствует, что скоро в его броне найдётся брешь. Всё повторяется как с Офелией...
- "Твой нежный сад запущен потому,
Что он доступен всем и никому", - цитируешь ты Шекспира, и Беззаконие удивлённо распахивает глаза; он знал, что ты не любила классическую литературу, но лояльно относилась к его избранному драматургу и с его помощью выучила пару его любимых афоризм. Данная фраза подходила как никогда к ситуации: он подпускает к себе всех, но не даёт ключ к главному тайнику, который уже зарос плющем.
О, как же он на самом деле мечтал, что когда-нибудь в его жизнь ворвётся другой человек, который не только вкусит душистую кожицу и выпьет приторный сок, но и доберётся до самой сердцевины. А ведь ты всегда угадывала его настроение и шла вперёд, пробираясь через паутину и находя запретный плод. Ему осталось только поддаться искушению и впустить тебя внутрь.
Туман рассеивается, позволяя тебе снова увидеть безупречного молодого человека, что застыл, позволяя тебе трогать ладонями его щёки. Твои руки всегда холодны, как у Снежной Королевы, но Хайду они дарят тепло. Недолговечное, глупое и милое, если смотреть с высот горделивых, молчащих льдов - но в конечном итоге побеждающее. Потому что у тепла есть стремления и воля, а лёд - это вечное безволие и безжизненность. Пока в нём будет тепло, он будет помнить только о хорошем. И будет возвращаться к нему, потому что жив. Дыхание от этой мысли перехватило так сильно, что Лоулес не сдержал сдавленного "Аах!". Потом оно несколько раз ударилось изнутри о рёбра, трепыхаясь, словно попавшая в силок синица, и бессильно упало, распластав крылья в последнем слабом и на выдохе: "Да...".
Он несдержанно прижался к тебе, точно замёрзший котёнок, оставшийся без матери, покинутый всем миром, но с единственной надеждой - немалодушным человеком, что согласился пригреть его в своём гнезде. Некоторое время вы оба не шевелились, балансируя на тонком проводе неподвижности под напряжением ожидания - оно практически слышимо жужжало в млечном полумраке маленького зала. Потом ты скользящим движением ладони проникла в его волосы, ласково теребя их, как шерсть любимого питомца, а Хайд вздрогнул и вспугнуто перехватил тебя за запястье. В его темнеющих алых глазах читалась неясная тебе мольба.
- Я бы не хотел снова влюбляться... - решился на откровения Жадность, и голос звучал его слишком жалобно, отчего твои пальцы на скованной руке опустились, коснувшись его большого пальца, успокаивающе поглаживая его.
- Но я не собираюсь покидать тебя, Хайд, - пообещала ты дрогнувшим от эмоций голосом. - Я хочу быть всегда рядом с тобой. Я не смогу заменить тебе Офелию, но...
- Офелия уже в прошлом, - глухо прервал тебя вампир. - Просто... человеческая жизнь ведь не несёт в себе никакой ценности. Рано или поздно все умрут. Когда мне надоест...
- Я постараюсь всегда удивлять тебя.
- Ты и так постоянно удивляешь меня, (Твоё имя)-чан, - сказал он с неожиданно нарисовавшейся улыбкой. - Может, по этой причине я ещё не решился лишить тебя жизни? Твои глаза всегда так ярко горят, что я... невольно любуюсь этим огнём, - он приподнял голову, прислонившись лбом к твоему лбу, и освободил твою руку, вместо этого любовно переплетя свои пальцы с твоими - от этого температура тела нагрелась ещё сильнее. - Пусть они горят всегда и никогда не гаснут. До тех пор, пока в них полыхает пламя, я буду всегда твоим слугой, - это звучит, как какая-то клятва в верности, от которой у тебя всё горячеет. Кажется, что даже кожа рук теряет прежнюю прохладу. А Хайд сжимает твои ладони крепче, ловя себя на мысли, что он всегда ненавидел сухую и грубую кожу, которой ты была удачно лишена. Он любил к тебе прикасаться, особенно, когда ты видела красочные грёзы. Он был рыцарем для Офелии, а теперь станет таким и для тебя - будет сторожить твой трогательный сон и огонь в глазах, который останавливал его вынуть из ножен шпагу.
Ему на миг стало стыдно перед собой - за ту великую власть, которую он разрешил возыметь над собой своей хрупкой на вид хозяйке. Но миг миновал и Хайд предался долгожданному покою. Давно у него не было столь счастливых дней...
"Знаешь, Скрипачка-чан, кажется, я успел слишком быстро полюбить тебя. Вот прямо сейчас - до одури, до потери пульса... Ха-ха, даже у грустных клоунов бывает удача", - размышлял про себя сервамп, почему-то чувствуя странное веселье, которому не было объяснений.
- Значит, если я предложу тебе сбежать от всего мира вместе со мной, ты согласишься? - спросил алоглазый, вспомнив о своём последнем разговоре с Офелией; её отказ когда-то разбил вдребезги его сердце.
- Сбегу хоть куда, - уверенно отвечаешь ты. - Я не оставлю тебя, как... - осекаешься, вовремя вспоминая, что будет не лучше сравнивать себя с принцессой, которая променяла счастье на временный мир. - Я сделаю всё для тебя, Хайд. Потому что я не люблю, когда близкие мне люди грустят.
Лоулес не верит своим ушам, поэтому поднимает на тебя взгляд, сталкиваясь с решимостью в твоих и расслабленной улыбкой, которой хочется безгранично верить. Он опускает взор на твои руки, всегда холодные, но сейчас непривычно горячие, и робко проводит языком по ранкам от своих игл, слизывая кровь.
- Прости за это, - стыдливо произносит он.
- Всё в порядке, я не злюсь, - снова улыбаешься, а Беззаконие думает про себя с добродушной ухмылкой: "Я не удивлён, Скрипачка-чан, тебя очень трудно разозлить. Мне очень повезло с тобой после жестокого Ангела-чана".
Внезапно, повинуясь порыву, ты обхватываешь ладонями его лицо и притягиваешь к себе, несмело касаясь губами его губ. Обычно ты отстраненна с юношами, но с Хайдом хочется проявлять инициативу, чтобы он поверил в себя и в твои чувства к нему. Лоулес дёрнулся, словно его прижгли каленым железом, и изумлённо воззрился в твои прикрытые веки. Некоторое время он борется с неверием, а затем, повинуясь той давней мечте, обращённой теперь отныне к тебе, а не к белокурому призраку за его спиной, ответно тянется к чужим устам. В нём словно проснулся какой-то дикий и отчаянный зверь, боящийся упустить хоть на минуту заново обретённое счастье: он, одурманенный, жадно вдыхал аромат незабудок - запах невероятной чистоты и невинности, что и голубизна твоих глаз и платья, частично сдёрнутого с плеч. Он цеплял его нетерпеливыми ладонями, цепкими пальцами, захлёбывающимися поцелуями и ему всё равно было мало, всё не вдоволь. В следующий момент сервамп легко оторвал тебя от пола и, сделав несколько шагов, усадил тебя на лакированную поверхность чёрного рояля. На миг ты озадаченно застыла, оценивая необычное ложе. Прохладная поверхность музыкального инструмента соприкасалась с раскалённой плотью и частично будоражила воображение. Через секунду затуманившиеся желанием глаза Хайда вспыхнули диким животным жаром, который напугал тебя, ещё незнакомую с настоящей страстью. Когда Лоулес попытался уложить тебя на спину, ты остановила его, уперевшись ладонями в его тяжело вздымающуюся грудь.
- Н-не надо, Хайд... - смущённо пролепетала ты. - Я... ещё не готова.
Жадность будто пробивает током и он, бледнея и одновременно алея, виновато опускает голову, считая себя невероятным чудовищем со своими поспешностью и первобытным страхом не успеть опробовать то, что он так хотел с любимой и нежной хозяйкой. Но она как всегда выразила понимание своим добрым взглядом, что у сервампа начало щемить сердце.
- Я никуда от тебя не денусь, - вкрадчиво говоришь ты, приподняв его макушку за подбородок одним лёгким касанием пальцев. - Мы ещё много чего успеем, так что некуда спешить. Просто полежи со мной.
Хайд послушно взобрался на рояль, оказавшись напротив тебя, и вы оба безмолвно смотрели друг на друга, не обращая внимания на прохладу предмета под вами и волнение воздушных потоков. По стёклам продолжал плестись дождь, и сумерки полностью заполняли зал, окутывая вас, как тёплое покрывало, вопреки холодной погоде. Лоулес, несмотря на твою широкую улыбку, оставался с каменным лицом, потому что до сих пор не мог поверить, что всё происходящее - реальность. Он просто бездумно созерцал, как твои волосы дивными спиралями лежали на рояле, изображая причудливую корону.
- Хайд, а ты знаешь, что клетки глазного дна и мозга у человека одинаковые? - вдруг задорно спросила ты.
Брови вампира вздрогнули и поднялись, в глазах еле уловимой тенью мелькнула озадаченность.
- Ну, я не очень интересуюсь такими скучными вещами, - пожал он плечами, едва заметно приподняв уголок до сих пор горящих губ. - А к чему ты это, (Твоё имя)-чан?
- Это значит, что даже просто глядя на тебя, я познаю твою душу и вбираю в разум. Я храню тебя в своём внутреннем бункере, а значит, ты - мой крестраж, - весело добавила ты.
На лице сервампа почему-то заиграла глуповатая улыбка.
- Ты что, насмотрелась "Гарри Поттера"? - с ноткой иронии хихикнул Хайд, ловя себя на сладкой мысли, что он наконец-то сумел засмеяться с кем-то искренне за несколько лет, которые он провёл в апатии.
- Да, немного вдохновилась им, - в такт ему засмеялась ты, накрыв его ладонь своей.
Сервамп некоторое время молчал, пытаясь свыкнуться с тем, что с ним происходит. Эта приятная истома дурманила разум. Он наконец-то начал верить в явь и принял её со всей благодарностью, смело прильнув к твоим устам и нависнув над тобой, как облако. На вкус ты была, как берёзовый сок или как неяркий март, что дотлевал за окнами. Еле сдерживая желания исцеловать тебя всю и везде, припадочно припадая губами к твоему телу, Хайд с завидным терпением сминал складки на твоих тонких устах и сильнее надавливал на твои ладони своими. Затем, когда он освободил их, ты закинула руки ему на шею, пропадая в какой-то неназванной бездне, и короткая дрожь сотрясла твоё тело, когда густого электричества в теле стало так много, что оно детонировало в тебе. Лоулес, ощутив то же самое, глухо застонал и тут же крепко обнял обмякшую тебя, прижимая к себе так, будто желая укутать в самого себя, словно в мягкое, родное и невероятно тёплое одеяло.
- (Твоё имя)-чан... - начал робко и неуверенно Беззаконие, утыкаясь носом в твою ключицу. - А ты... научишь, как теперь сделать меня твоим крестражем?
Не сдержав внутреннего вопля счастья, заливисто смеёшься, что по-настоящему сводит с ума Жадность, и покрываешь мимолётными поцелуями родное лицо, шёпотом обещая, что обязательно спрячешься в его личном убежище. Хайд уверен, что отныне его больше не будут преследовать кошмары с участием Офелии. Теперь у него есть (Твоё имя), которая будет оберегать его сон в своём горячем и уютном бункере.
- "О, как я лгал когда-то, говоря:
"Моя любовь не может быть сильнее".
Не знал я, полным пламенем горя,
Что я любить ещё нежней умею" - Уильям Шекспир, - с улыбкой произносит он, теряясь в сказочной эйфории, которую не смоет даже ливень за окном, и понимая, что одна человеческая жизнь для него всё же станет значимой.
Он обхватывает твою талию, заставляя тебя навалиться на переднюю часть его тела. Противишься, смущаясь подоной близости, но он лишь хохочет и не думает отпускать тебя, из-за чего тебе приходится смириться со своим неудобным положением. Взяв твою руку в свою, он опускает её на клавиши пианино, сотрясая воздух несколькими протяжными, незамысловатыми звуками. Ты вопросительно смотришь на него, а он отвечает тебе улыбкой.
- Давай теперь вместе сочиним композицию под названием "Единственная и неповторимая"?
Ответом ему служат незамедлительное согласие, трогательный румянец на щеках и первые ноты в только что придуманной композиции.


Сиянье глаз подобно свету,
Приятен шорох платья твоего.
С тобой на всё нашёл ответы,
Как будто поргрузился в волшебство.
Позволь мне быть всегда с тобой,
Любить и чувствовать покой.


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-487.html

Категории: Сервамп
Прoкoммeнтировaть
суббота, 21 июля 2018 г.
Тест: Мой программный сбой [Detroit:Become Human] . AU!В котором Хэнк... Sataniel K. 13:56:23
­Тест: Мой программный сбой [Detroit:Become Human]
.


­­­­
AU!В котором Хэнк меньше выпивает хд

­­

music: little big - love is dead


Теплая кожа под его синтетическими руками вся мокрая после долгого бега, он держит одну из беглянок как может, в то время как она рвет горло, лишь бы её андроид, носящая имя Чайна, убежала. Коннор пытается завалить незнакомку, лишь бы успеть ринуться за девиантом, но человек хватает его своими металлическими протезами, и хватка её достаточно сильна, чтобы РК-800 не смог из неё высвободиться. Её глаза смотрят на него с такой надеждой, полные соленой влаги.
- Вы препятствуете задержанию, вы понимаете, что можете оказаться в суде? – Коннор пытается говорить холодно, но система выдает сбой за сбоем, когда его взгляд встречается с заплаканными глазами девушки.
- Я понимаю, понимаю- плачет она, скрип механических пальцев дает понять андроиду, что девушка его не отпустит, - Но я не отпущу, я её не предам. Она за меня заступилась!
- Она покалечила вашего брата, - утверждает Коннор, уже заприметив голос Хэнка где-то поблизости, - Хэнк! Вы поймали девианта?
- Ты чего застрял тут, из-за тебя мы потеряли андрои… Что за чертовщина? – детектив приближается к парочке, и тогда девушка расцепляет руки, - Вы Шана, сестра пострадавшего, верно? Ваш брат в стабильном состоянии и …
- Хэнк, - диод Коннора мелькнул желтым цветом, - Она помогла девианту сбежать. А судя по ударам на теле Дэниэла Мастерса, большинство ударов было нанесено не андроидом, а ею.

­­


Будучи в участке, Шана уже знала, что отец отказался принимать её обратно домой, а ей, благо, назначили несколько недель исправительных работ, и дома она точно не появиться. Однако месяц прошел быстро, и по окончанию срока работ, встал вопрос о том, куда же податься. Шана не знала почему, но её пригласил к себе Хэнк, и девушка была ему очень благодарна.
В его доме стоял запах чего-то ментолового, и едва различимый отзвук алкоголя. Сначала это её даже спугнуло, но снующий за ней везде ласковый Сумо разрушил любые её страхи. Шана не могла налюбоваться на это большущее чудо, а Хэнк, оказался не таким вредным, как в стенах участка. Мужчине едва хватало общения, но еще больше была нехватка домашнего тепла, когда его бы ждали со смены. В компании, пускай не совсем знакомой девушки с механическими руками, ему уже не так сильно был нужен алкоголь.
- Вы не находили Чайну? – копошась над разделочной доской, вдруг спросила Шана.
- Я знал, что когда-нибудь ты спросишь, - тяжело вздохнул Хэнк, - Да, не так давно мы её перехватили, вместе с еще одним андроидом.
- Вот как, - едва слышно произнесла зеленоглазая, не совсем понимая, стоило ли всех её усилий то, что получилось в итоге. На самом деле стоило, ведь тогда она бы не наваляла кретину брату, не ушла бы из ненавистного ей дома, и не встретила бы Хэнка, Сумо и, конечно же, Коннора.
- Как дела у Коннора? – уже в более приподнятом настроении говорит Шана, выкладывая мясо на противень, посыпая его перцем, солью, и обмазывая яйцом с зеленью, - Он бывал у вас в гостях?
- Боже упаси! Чтобы этот андроид, да у меня дома! – вскинул руками Хэнк, на что Шана рассмеялась, - Не-не-не, такой он… раздражающий.
- «Он же такой милый», - подумала про себя темноволосая, задумчиво заглядывая через окно во двор дома.
Погода была такая себе, не считая позднее время, двор был едва виден, за счет света из единственного незакрытого окна, только Шана всё равно увидела чужую тень, мелькнувшую между просветом.

­­


Коннору нравилось наблюдать за тем, как ластиться Сумо к Шане. Сенбернар довольно похрюкивал, чувствуя, как гладят его металлические руки, покрытые практически таким же материалом, которым был покрыт его корпус. РК-800 и не заметил, как на него уставились два зеленых глаза, обрамленных темными пушистыми ресницами. На румяном лице в одночасье всплыла улыбка, на удивление Коннора – радостная. Система снова выдала ошибку, и его диод засветился не тем цветом, каким должен гореть.
- Хочешь погладить? – андроид с минуту молчал, пытаясь понять, что он должен делать в этой ситуации, у него ведь только программа, нет такого понятия, как «желание».
- «Но его симуляция слишком яркая», - подметил про себя робот, понимая, что именно это самое чувство он испытывает, и мало вероятно, что относилось оно к Сумо.
Темноволосый встал с дивана, и, подойдя к собаке, мирно спящей на ногах девушки, опустился перед ними на одно колено и запустил кисть руки в мягкую шерсть. Собака смешно захрапела, от приятного поглаживания андроида. Шана мягко улыбнулась, не сдержав умиления перед Сумо. Она вновь подняла взгляд на Коннора, который коротко улыбнулся. Их пальцы соприкоснулись, и Шана тут же машинально опустила взгляд, даже не зная, горят её щеки от стыда или смущения.
- Ну, я собран, - быстрым шагом ворвался в гостиную Хэнк, - Что у вас тут за романтика?!
Диод РК-800 снова блеснул желтым, Шана это заметила, но не стала комментировать, вспомнив, как впервые это случилось с Чайной. Мужчины засобирались на задание, под внимательные взгляды Сумо и Шаны.
- Я могу пойти с вами? – уже когда Коннор схватился за ручку двери, решилась спросить девушка.

­­


Коннор слишком уверенно держал в руках пистолет, настолько уверенно, что даже Хэнк был уверен, что он выстрелит. Однако андроид колебался, не зная, что ему делать. Перед глазами была картина того, как он гнался за Чайной, и с каким рвением его спасала Шана, будучи обычным человеком. РК-800 выглядывает из-за плеча на напарника, а затем и на девушку. Она отрицательно машет головой. Коннор понимает, что не может ослушаться программы, но сбой за сбоем позволяет его чувствам и желаниям взять верх, его руки опускаются, и в итоге девианты убегают. Андроид не знает, что ему делать, чип на его виске мигает желто-красным цветом, а замешательство на его искусственном лице настолько явное, что Шана не удерживается и, подбежав к роботу, заключает его в объятия.
- Всё хорошо, ты поступил правильно, Коннор.
Он неуверенно кладет ладонь на её спину, скользя ею по приятному на ощупь черному пальто. Тело андроида дрожит, тогда девушка сильнее сжимает Коннора в объятьях. Его диод всё не может успокоиться, ведь сознание синтетика всё охвачено не побегом девиантов, а теплом тела Шаны, что так иступлено, прижимается к нему, и шепчет ему что-то успокаивающее.
- Шана, я в порядке.
- Да, я знаю, - она отстраняется, выдавливая из себя улыбку.
Её взгляд мечется по его идеальному лицу, девушка проводит ладонью по его скуле. Коннор прикрывает глаза, прильнув к руке девушки. Теперь он действительно начинает успокаиваться, и хоть сейчас чип горит ярко-красным светом, он больше не сменял цвет со скоростью звука. Он успокоился, и под недовольное бурчание Хэнка улыбнулся Шане, взяв её руку в свою, и поцеловав.
- Спасибо, я в полном порядке.



Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-632.html

Категории: Detroit
Прoкoммeнтировaть
Тест: •|Их ненормальная любовь... Sataniel K. 13:14:29
­Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть
Говорящий лягушонок твой <3


Фор ­Канэко Суздуя.

Наступило время сбросить маски,
Ложь не станет красивой сказкой,
Мир иллюзий станет миражом.

­­


Какое странное душераздирающее чувство, вызывающее дискомфорт, лишающее воли и заставляющее терять контроль. Оно дурманит похлеще вина, застилает глаза пеленой и кружит голову разнообразными мыслями. Любой бессилен перед этим чувством. Любой медленно умирает, сгорая от безразличия и холодного спокойствия того, кого так болезненно любит.

Почему любовь описывают, как нечто прекрасное, приносящее счастье? Ведь на деле она только губит. Миллионы молодых душ сгнили от отчаяния перед человеком, которого превозносили самому богу.

И он потерял не только контроль, но и себя. Всего лишь от одного взгляда в омуты цвета ночного неба.


Между враждующими кланами сохранялась тишина. Едкая, проедающая, словно кислота. Из присутствующих ты являлась единственной женщиной, отчего то и дело чувствовала на себе изучающие взгляды со стороны оппонентов. Их трое.

Первый - мужчина с громким голосом, длинными серебристыми волосами и мечом, вместо руки, был, предположительно, если не боссом их организации, то близко к этому. Он говорил больше всех, говорил по делу, но от его криков у тебя начинала болеть голова. Ты отметила, что он бросал на тебя оценивающие взгляды, однако, не считался с тобой, как с хранителем и конкурентом. Его предвзятое отношение к женщинам вызвало твою сдержанную ухмылку.

Второй - помладше, но не уступал союзника в необычности своих черт. Блондинистые волосы прядями спадали на лицо незнакомца, закрывая глаза, на затылке держалась серебряная диадема, а странное приглушенное хихиканье, доносившееся с его стороны, едва ли напрягало тебя. Он обращался более лояльно и разумно, чем первый, держался уверенно и самовлюбленно. В руках он постоянно крутил небольшой кинжал.

И третий, пожалуй, самый интересный экземпляр. Мальчишка, моложе предыдущих, невысокий, с абсолютно безразличным взглядом. Он стоял за спиной блондина и изредка пускал в его стороны едкие насмешки. Держал руки за спиной, не говорил с вами, как с представителями другой семьи, выглядел скучающим. Ты отметила в его внешнем виде яркую любовь к зелёному и почувствовала в его потоках синее пламя тумана.

Как иронично, ведь ты тоже хранитель тумана.

Ваше место встречи - закрытый бар, находящийся в подчинении Варии, как особого отряда Вонголы. Андеграундская музыка, приглушенный свет, полуобнаженные девушки, море алкоголя. В такой обстановке ты чувствовала себя, мягко говоря, ни в своей тарелке, но твоя шляпа с длинными полями, закрывающими глаза, помогала немного скрыться от окружающего мира. В руках, облаченных в перчатки, ты держала бокал с вином, к которому так и не притронулась.

На этой встрече вы должны были обсудить не какие-то там вопросы перемирия или что-то в этом роде: твоя семья собиралась нападать на Вонголу и не скрывала это, а члены Варии должны были предупредить вас, что делать этого не надо. Естественно, драки было не избежать. И эта посиделка в баре - чистая формальность.

- Вы, конечно, рисковые ребята. Яйца-то у вас есть, - с усмешкой произнес серебристоволосый мечник. Ты перевела на него взгляд, приподняв край шляпы. Он не заметил твоего жеста или не придал ему особого значения.

Ты сидела на диване, по левую руку от своего капитана - хранителя урагана. Статный широкоплечий мужчина был женат, но не упускал возможности пофлиртовать с обаятельной сослуживицей. За тобой стоял твой друг, хранитель облака, не по годам жестокий и чёрствый, он бережно относился к тебе. По правую руку от капитана сидел хранитель грозы, молодой мужчина, но истинный сицилиец, отчего отличался любовью к риску и женщинам. Благо, ты умело избегала его внимания.

- Словами дело мы не порешаем, - ваш капитан, опустив локти на колени, нагнулся к столу. - Разойдемся по парам или стенка на стенку? - и усмехнулся.

- Не хочу казаться незаинтересованным в битве, - отозвался блондин, - но среди нас женщина, ши-ши-ши, - широкая улыбка открыла белоснежные зубы. - Не лучше ли будет, если мы выйдем на мужской разговор?

Ты сложила руки на груди. Было интересно, что ответит на это твой капитан.

Он же выжидающе смотрел на тебя.

- Она не участвует, - ответил за тебя хранитель облака. Ты обернулась на него через плечо, он обеспокоенно посмотрел на тебя в ответ.

- Чудно, значит, мы можем не сдерживаться, - заключил блондин. Он столкнулся с твоим презирающим взглядом.


Ты в один момент лишилась мужского общества, они вышли из вип-зоны и перешли в служебное помещение. Ты ничего не слышала, но предчувствие у тебя было дурное. Прошло всего тридцать секунд, когда ты, сделав глоток из стакана виски своего капитана, откашлялась и вышла за ними.

Одернув край черного платья, ты прошла необходимый коридор, куда тебя вело синее пламя. Оказавшись в просторном светлом помещении, предположительно, комнатой отдыха для персонала, ты увидела совсем не грандиозное кровопролитие. В комнате буквально никого не было.

Тебе понадобилось пару мгновений, чтобы ощутить сильные выбросы тумана: здесь находилась мощнейшая иллюзия. Безусловно, ты была сильным иллюзионистом, на твоем пальце даже красовалось кольцо Ада, только вот, человек, создавший мираж, был неоспоримо талантлив. Еще около десяти секунд понадобилось на то, чтобы ты смогла проникнуть в иллюзию, но сил на скрытие своего присутствия у тебя уже не хватило.

От перенапряжения ты почувствовала, как из носа пошла кровь.

Перед тобой, в десятке шагов, стоял тот самый зеленоволосый юноша, сверху вниз поглядывающий на мужчину, сидящего на коленях. Тот закрыл голову руками и кричал, изредка срываясь на всхлипывание. Таким хранителя грозы ты никогда не видела. Жалкий и беспомощный, он выглядел совершенным слабаком.

Не составило труда выяснить, что мучило молодого человека - по его телу ползали сотни мелких мокриц. Твое лицо не изменилось в выражении: иллюзия качественная, но явью ей не стать.

- Мерзко, - заключила ты вслух. Юноша перевел на тебя немигающий взгляд.

- Теперь не я контролирую иллюзию, а иллюзия контролирует меня? - со странной манерой произносить слова, отозвался тот. Казалось, вопрос звучал риторически.

- С контролем проблем нет, а вот с сокрытием, - ты пожала плечами. - Могу предположить, что тебя обучал очень самоуверенный человек.

- Что верно, то верно.

Он не отводил от тебя безразличного взгляда, хотя тебе почудилось, что на секунду в нём промелькнула доля заинтересованности.­

Ты выудила из кармана пиджака белый платок и промокнула им кровь. Силы возвращались.

- Вы не хотите помочь ему? - неожиданно обратился он. Тебе льстило его уважение: приблизительно лет на пять-семь ты была старше.

- А разве я не помогаю ему тем, что забалтываю тебя?

- Моим же оружием! Коварная вы женщина, - он даже не взглянул в сторону твоего сослуживца, как мокрицы исчезли, и последний смог перевести дыхание.

- В твои года я такого не умела, - ты сделала пару шагов в сторону собеседника, но смотрела на лежачего хранителя грозы. Поверженный мальчишкой с его чудо-миражами, он выглядел даже комично. В твоем сердце промелькнула доля жалости, но всего на секунду: он ведь жив. - Старательно обучаешься, не так ли?

- Это сарказм?

- Да.

- Я сразу это понял.

Его общество казалось тебе необычно-уютным, пусть и незнакомец не выглядел лучшим собеседником, ты чувствовала, что вы на одной волне. Он был спокоен, но в его репликах слышалось что-то напряженно-издевате­льское. Словно он не умел разговаривать по-другому и стремился постоянно задеть кого-то своими словами. Тебя же избежало это ощущение.

- Мне пора, - спустя пару минут молчания заключила ты. - Я и Марко должны вернуться.

Товарищ был в сознании, но отказывался реагировать на твое присутствие.

- Это из-за мокриц? У меня есть ещё и они, - он выудил из кармана пару дождевых червей. Длинные, скользкие, они беспомощно обвивали пальцы юноши. Ты рефлекторно отстранилась. - Настоящие.

- Давай лучше в следующий раз ты покажешь мне что-нибудь поприятнее, - и легко улыбнулась, чтобы придать просьбе дружественный подтекст. - Тебе будет проще убрать иллюзию; можешь?

Он вернул червей в карман своей формы, спустя секунды созданное белое пространство растворилось, вы оказались в комнате отдыха. Убедившись, что сослуживец приходит в себя от психологического давления, ты помогла тому приподняться.

А юный иллюзионист предпочел скрыться очередной иллюзией, раскрывать которую ты уже не видела смысла.


Впервые он ощутил что-то ужасно странное и неизвестное, теплое и одновременно противное, словно червяк, ползающий по открытым ладоням. Его режим сна сбился еще сильнее, чем был, мысленно он постоянно находился в другом месте - той чёртовой комнате, чувствуя ту её улыбку. Гадкую настоящую улыбку. Он не помнил, когда кто-то улыбался ему последний раз, не помнил, когда кто-то обращался с ним, не как с мусором или пустым местом. Он приспособился в жизни в суровом мире и стал таким же, как они, если не волком и не львом, то хотя бы ядовитой жабой, способной скрываться от врагов, меняя окраску под окружение. Он жил этим. Жил спокойно и вполне себе был доволен.

Пока она не улыбнулась.

Возможно, всё бы это забылось, но через две недели, ты вышла на балкон своей спальни и на перилах заметила бабочку с тёмно-синими крылышками. Зимой.


И эта теплота, что убивает в нём жестокость и безразличие, пробудит в нём мягкость. Впервые он сожмет губы, чтобы не растянуть их в улыбке.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-743.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: The world of vampires [Сборный] Part 3 Вампир-друг детства Ной... Sataniel K. 12:55:28
­Тест: The world of vampires [Сборный] Part 3
Вампир-друг детства


Ной Архивист: (Т-твое имя)? Это ты? М-мы так давно не виделись! /сначала удивившись и не узнав в прекрасной незнакомке подругу детства, Ной не обратит тебя внимание, однако твои милые его сердцу черты тут же возникнут к его памяти. Очень привязан к тебе с самого детства, когда вы играли вместе с Доми, Луи и другими детьми, когда ты приезжала погостить вместе с младшей дочерью Де Садов. В его сердце теплилась детская влюбленность, а учитывая, что он до сих пор остался ребенком в душе - чувства не угасли. Внутри его смятение - он знает, что ты полюбила лишь одного-единственног­о человека, и вряд ли кто-нибудь сможет заменить тебе его./

Ванитас: О, милая (Твое имя), как поживаешь? /на удивление вы быстро с ним подружились. Он относится к тебе дружелюбно, не видит угрозы, а ты в свою очередь научилась подстраиваться под таких людей, как он. Считает, что ты смогла быть хорошим доктором, однако сильно не настаивает. Поддерживает отношения с тобой, даже осознавая, что ты вампир, который может уничтожить его с полтычка, и никакая книга Ванитаса его не спасет./

Мурр: ... /мурчит у тебя на руках, ласково поглаживаемый нежной ладонью. Не то, чтобы сильно любит тебя, но относится благосклонно. Ему нравятся твоя ласка к нему, поэтому котик часто залезает к тебе на руки, хотя делает это ненавязчиво. Втайне по-кошачьи шипперит тебя с Ноем. /

Амелия Рус: Мадемуазель, э-это мне? /залившись краской, пробормотала девушка, когда ты протянула ей заколку в виде цветка в подарок. Вы тесно подружились с Амелией, учитывая её кроткий нрав и твой покровительственный­ характер. Она напоминает тебе себя в детстве, когда ты играла с Ноем, Луи и Доми, а она видит в тебе сильную уверенную девушку, на которую можно равняться./

Данте: Мадам, и как же вам удается так просто общаться с Шарлатаном? /любопытно спрашивает у тебя дамп чуть ли не на каждой встрече, сгорая от удивления. К тебе относиться положительно, хотя ты совсем чуть-чуть его напрягаешь. Этот промежуток твоей жизни, связанный с Безликим... Конечно, этот вампир немного его пугает. Считает, что именно ты перехватила от маркиза свои черты, но это не сильно мешает вам общаться./

Беатриче: Вааа, леди, Вам так идет это платье! /проходясь по магазинам, ты взяла её с собой. Она восхищается тобой и твоей красотой, считает, что ты прекрасный друг и советчик. Познакомил вас Данте, и вы сразу спелись. /

Йохан: Ммм..? Вы впервые в Париже? /наигранно удивляется полукровка, прикладывая ладонь к щеке. Может, он это и скрывает, но ты вызываешь у него странные чувства. Твоя персона забавляет его, но в тоже время он ощущает какую-то пугающую связь, схожую с симпатией. Видя твои улыбки его сердце ёкает, и Йохан испытывает противоречивые чувства. Впрочем, если ты включишь холодную стену, симпатия может остынуть./

Лукиус Орифлам: Для меня честь познакомиться с Вами. /почтительно кланяется мальчик. У вас вполне ровные отношения, ему нравится твой спокойный веселый нрав и дружелюбное отношение./

Жанна: Приветствую Вас, госпожа. /покорно кланяется девушка. Она тебе нравится, тебя она уважает. Раньше вы часто могли посидеть за чашкой чая: ты говорила, а Жанна кушала печеньки. Но вам обеим было интересно и приятно в обществе друг друга (потому что ты вкусно готовишь, а Жанна слушала любой твой бред и молчала - она кушала)./

Лорд Русвен: Дорогая, разве леди себя так ведет? /хмыкает мужчина, когда видит, что ты опять нахамила какому-нибудь недоухажеру. Относится к тебе нейтрально, но его интересуют твои отношения с Ноем и Безликим. Хочет узнать о тебе (и о них) побольше, поэтому иногда приглашает на прогулку или задает ненавязчивые вопросы./

Доктор Моро: /вы не встречались, да и вряд ли удасться. Хотя... Кто знает. Этот субъект слишком непредсказуемый, откуда я узнаю, что он о тебе думает, если вы не виделись?/

Граф Орлок: Хмпф! Знай: в мире людей я буду следить за тобой! /не доверяет тебе. Считает, что ты выскочка, а твоя связь с Безликим наводят его на странные мысли. Подозревает в чем-то. Также часто прикрывает тебя, тем не менее, если ты натворишь что-то в мире людей. Поймал себя на мысли, что за тобой нужен глаз да глаз./

Нокс: /вы редко общаетесь, но можете иногда поговорить. При встрече молчите, хотя отчасти она разделяет мнение графа о тебе. Нокс насторожена вашими отношениями со своим братом, не имеяничего против, однако./

Мане: /тоже молчит, но когда ты отказываешься рядом, густо краснеет. Ты ему нравишься, но он не хочет и не знает, как это сказать или показать. Тем более, тут граф Орлок со своими подозрениями,а личность-то ты загадочная. Не знает, что и думать. Эти чувства не нравятся ему, и он не понимает, как поступать./

Церковные охотники:


Роланд Фортис: Ты такая красивая, что за этой красотой, вампир? /именно про него думал Орлок. Вернее сказать, ты привлекаешь внимание охотников, увы, не в очень хорошем смысле, и этот "герой баллад" не стал исключением. Вы как-то сражались и он был восхищен твоей силой, и, если бы ты была человеком, он бы обратил внимание на тебя как на девушку. Возможно, когда узнает, что ты связана с Ванитасом и дружишь с Ноем, то запишет в друзья./

Оливьер: /этот субъект вампирам ни капельки не доверяет, поэтому не знает и даже знаться не захочет. На заскоки и слова Роланда ему как-то по./

Астольфо: /встретились вы в Париже, как гражданские. Нет, он ,конечно, догадывался, что ты - вампир, а ты, что он - церковный охотник, но это не помешало вам спокойно и вполне дружелюбно поболтать. Ты не сравнила его с милой юной девчонкой, а он не нарывался. Ты сразу почуяла кучу вампирских меток на его теле,и тебе стало его жаль, поэтому даже он решит напасть, как врага его не воспримешь. А Астольфо остался в хорошем расположении духа после вашей встречи, но это вряд ли помешает ему обнажить саблю против тебя, если понадобиться./

Мария: /ну, вы с ней тоже не виделись, тут мне нечего сказать. Но даже если так, то гадать над вашими отношениями нечего - она насторожено, тебе все равно./

Дом Де Сад


Маркиз Де Сад (Безликий): О, (Имя), ты стала такой красивой! Интересно, уже есть жених на примете? /заинтересованно скажет teacher при вашей встрече. Ты была его воспитанницей. Это было давно, но вы все еще питаете друг к другу теплые/почтительные­ чувства. Знаком с твоим отцом, и, как ни удивительно,был его другом. Также его интересуют твои нынешние отношения с Ноем, как и в прошлом - треугольник с последним и внуком Безликого (а также Доми, пх, но это уже квадрат). Маркизу интересно, что случится с тобой дальше и как ты будешь поступать./

Вероника Де Сад: . И не стыдно тебе шататься с людишками, дорогуша? /полунедовольно спрашивает тебя Вероника каждый раз, когда узнает о том, что ты шастаешь с Ноем и Ванитасом, и часто посещаешь простой Париж. Она питает к тебе вполне спокойные и даже дружеские чувства, поскольку знает тебя с детства. Ты всегда была миленькой и хрупкой девочкой, и осталась такой в ес памяти навсегда. Удивлена, встретив тебя снова и увидев, как ты осмелела и выросла за эти годы. Будет сравнивать с Доминик./

Доминик Де Сад: Ах, я знаю, что тебе пойдет! /радостно вскричала девушка, притаскивая новое платье. У вас с ней отличные сестринские отношения, Доми искренне любит тебя и даже почти не ревнует к Ною (разве что чуть-чуть). Знает о его чувствах к тебе с детства, как и о твоих - к её брату. Её очень расстраивают два этих факта, ведь к Ною она неравнодушна, а Луи уже мертв. Понимает, что ты не виновата, что её друг детства беспамятно влюблен в тебя, и хочет сделать вас обоих чуточку счастливее. Часто таскаетесь по магазинам и Парижам./

Луи Де Сад: Что? Хочешь посидеть со мной? А как же Доми и Ной? /удивлялся мальчик, когда ты всегда предпочитала его компанию больше, чем вышеупомянутых двух. Ты всегда тянулась к загадочному и порой странному внуку маркиза, который никогда не отталкивал тебя, и вы оба не заметили, как привязались друг к другу всеми душой и сердцем. Оказалось, что это не просто так - то было начало сильной и большой , чистой и правильной любви, оставившей след в обоих сердцах. На самом деле это печально. Луи знал, что его наивный друг тоже питает к тебе теплые чувства, и не хотел мешать, только в душе зарождалась ревность, когда ты слишком много времени проводила с Архивистом. Он понимал, что ему недолго осталось, да и зачем тебе носитель проклятья? В тот день, в предпоследний день своей жизни, Луи, словно чувствуя приближающуюся смертельную грозу, решил поговорить с тобой серьезно и откровенно. Но даже когда он объяснился тебе, рассказал все, ты была вне себя от счастья и от горя одинаково. Человек всей твоей жизни любит тебя, но, увы, вам не суждено быть вместе, кто-то из вас умрет. Это было ужасное чувство, тихая, внутренняя истерика. И, видя твое состояние, де Сад решился: он взял тебя за руку и поцеловал. Поцеловал скромно, кротко, нежно и по-детски. Но большего тебе и не надо было. Это был самый лучший момент в твоей жизни, пусть и перемешанный с горечью./
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-794.html

Категории: Мемуары Ванитаса
Прoкoммeнтировaть
среда, 13 июня 2018 г.
Тест: Однажды [Сборный] kuroo-san <3 Пройти тест: Sataniel K. 04:28:49
­Тест: Однажды [Сборный]
kuroo-san <3


­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1118-325.html

Категории: Волейбол!!
Прoкoммeнтировaть
Тест: Тебе озвучу свои мысли, в вечерних сумерках зари.[Сборный] Sally... Sataniel K. 03:26:48
­Тест: Тебе озвучу свои мысли, в вечерних сумерках зари.[Сборный]
Sally Fisher



Салли не знал, что он чувствовал. В один момент ему становилось до безумия жарко, а в другой холодно, так что не спасала ни теплая батарея, ни мягкий клетчатый плед с пушистым котом. Озноб словно бил его изнутри порой заставляя болезненно сжимать костлявыми пальцами свитер в районе сердца. Он желал лишь одного - чтобы все это поскорее прекратилось. Однако парень и сам знал, что этого не случиться, хоть втайне от самого себе, хотел в это верить.
­­
Ты в который раз хмуришься, замечая тлеющую сигарету меж пальцев своего друга. Сколько раз не говори ему все без толку, ведет себя, как маленький ребенок, абсолютно не заботясь о своем здоровье. Подойдя поближе замечаешь, что его протез частично отодвинут, дабы дать тонким губам обхватить фильтр. И ты видишь тонкие полосы шрамов и не заживших до конца ожогов, в очередной раз, пытаясь убрать печаль из своего взгляда, которую он так не любит. Твоя рука с силой хватает тонкое запястье стоит Салли вновь поднести сигарету к лицу. От этого действия он слегка дергаться даже скорее испуганно, чем удивленно, вновь кривясь от ледяных спазмов сковавших его грудную клетку, но ты этого не видишь из-за маски, чему он как-никогда рад.
- Хватит, - всего одно слово, но на столь пропитанное укором, заставило парня едва заметно улыбнуться, отвернув голову в другую сторону. Он опустил руку, выронив тлеющий окурок на землю, и раздавил его носком тяжелого ботинка.
- Довольна? - хрипло спросил Салли и едва ли не забыл, как нужно дышать, стоило ему только почувствовать, как твои руки обвили его ребра сдавливая в своих объятьях.
- Более чем, - ты утыкаешься носом в темный свитер, вдыхая едкий запах табака и довольно прикрываешь глаза, стараясь продлить этот момент как можно дольше. Он произнесет лишь одно слово, которое заставив тебя довольно улыбнуться, а его крепко сжать твое хрупкое тело своими бледными руками.
- Тепло.

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-067.html

Категории: Sally Face
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 9 апреля 2018 г.
Тест: Одинаково разные.[Сборный] Алкоголизм - вредит вашему здоровью... Sataniel K. 21:20:19
­Тест: Одинаково разные.[Сборный]
Алкоголизм - вредит вашему здоровью во всех смыслах слова.


­­
Картинка перед глазами резко поплыла, то раскачиваясь, то вовсе раздаиваясь на несколько мутных частей. Весь этот разноцветных круговорот, заставлял виски неистово пульсировать, отзываясь в желудке рвотными позывами. Хотелось лечь спать прямо на полу оперевшись на рядом сидящего Бона, что явно был в состоянии не особо лучше, чем ты.
- Кто-то явно не умеет пить! - послышалось где-то сверху и твой мутный взгляд, медленно поднялся, стараясь сфокусироваться на размытой фигуре, смотрящей прямо на твое расползшееся по полу тело через спинку дивана. И тут стало непонятно то ли это опять у тебя, то ли он раскачивается во все стороны.
- Кто бы говорил-то, Рин, - ты лениво протерла глаза, стараясь убрать из разума туман приятной неги, но вышло это не особо хорошо. Рука тут же потянулась к рядом стоящему столу, нащупав стеклянный стакан с темно-вишневой жидкостью. В одно мгновенье горло обожгло терпким привкусом винограда и как бы странно не звучало, вернула полноценность видимого праздника. И ты увидела, что за исключением пары людей, основная масса до сих пор находилась в здравом уме или, по крайне менее, делала такой вид.
Неожиданно кто-то умастился рядом с тобой плотно прижавшись, горячим телом и положил голову тебе на плече. По растрепанной черной шевелюре стало ясно, что это ни кто иной, как сам Окумура говорящий с тобой минутой ранее. Хотя то, что ему было удобно, ты сильной сомневалась, ведь даже сидя парень был выше едва ли не на две третьих твоей головы и, чтобы так лечь ему пришлось неплохо раскорячиться.
- А, может, еще сыграем? - Шиеми оставалось одной из самых здравомыслящих людей в этой компании, так как практически и вовсе не выпивала. Однако и та принятая доза алкоголя неплохо ее вставила.
- Во что? - тут же послышался вопрос с твоего плеча, и Рин более не выдержав столь неудобной позы, просто переполз на твои колени. Быть может, будь ты чуть потрезвее наверняка бы зазвездила ему между глаз, но сейчас даже тебе было от чего так удобно сидеть.
- В "hat and kiss", - однако увидев множество непонимающих взглядом, она добавила - Ну, игра, когда каждый игрок кладет в шляпу бумажку с частью тела и тот кто вытащит какую-то бумажку должен поцеловать того кто написал, туда где написано. Вроде того.
- А если часть тела повториться? - уж кто-кто, а Шима подобного точно бы не упустил. Правда ты сомневалась, что хоть кто-то понял смысл этой игры по такому описанию.
- Там разберемся.
"Алкоголь творит страшные вещи" наблюдая за тем, как твои товарищи стали суетиться, готовясь погрузиться во все тяжкие игры, твой глаз нервозно задергался в преддверии чего-то страшного "Они хоть в курсе, что девочек меньше?". Решив не учавствовать в этом сумасбродстве, хотя, казалось бы, ты сбросила голову Рина со своих колен, услышав с его стороны недовольное шипение.
- Эй-эй, ты куда? - его рука схватила край твое футболки потянув вниз, а тебе едва удалось удержать равновесие, чтобы не завалиться прямо на чертового демона.
- От... ой... отвали, Окумура. Я не собираюсь в это играть.
- Опять сдрейфила, - ехидно отозвалась Идзумо, наблюдая прищуренным взглядом за твоим побагровевшим лицом.
Пробормотав что-то на подобии "поговори мне тут" ты выхватила клочок бумаги, протянутый Шиеми, плюхнувшись на диван. Мозг с усилием стал придумывать возможные варианты, но проблема была в том, что хотелось одновременно чего-то оригинального и не особо пошлого. "А, ладно, будь что будет" начеркав неровным почерком три слова, ты мигом, кинула его в откуда-то взявшуюся шляпу. Что больше всего тебя удивило в этой игре так это то, что даже Юкио захотел принять участие, хоть вначале также отнекивался.
- Начнем, - уж больно радостный голос Рэндзо тебя более чем напряг, но деваться было уже некуда.
Все началось с Сугуро, который вытащил бумажку со словом "лоб" и поцеловал Конэкомару. Дальше все было не хуже: Идзуку и щека Мореямы, расстроенный Шима и не менее подавленный Рин с поцелуем в губы, ты и нос Черныша, почему-то играющего с вами. Но вот очередь дошла до Юкио. Его светлые глаз долго изучали написанные буквы, и тебя охватила паническая уверенность, что эта записка определенно твоя.
- Пойдем, - мягко проговорил он, протянув в твою сторону руку. Сильно удивившим этому действию, ты уж хотела задать логичный вопрос того куда вы собственно отправитесь, только в этом тебя опередили.
- Куда это? - резко выкрикнул Рин, вскочив с места при этом, едва не разбив одну из опустевших бутылок.
- В другую комнату. Стесняюсь я целовать "там" при всех, - после данной фразы все дружно перевели взгляд на ничего не понимающую тебя. Старший из братьев вовсе остолбенел, периодически меняя цвет лица с открытым ртом, так и не решаясь ничего сказать в ответ. Юкио же воспользовавшись общим ступором, схватил тебя за предплечье, потянув сторону двери, после открытия, которой особым ключом вы оказались в одной из комнат Академии.
- Сенсей, с каких пор костяшка среднего пальца - является чем-то откровенным?
Губы парня растянулись в мягкой усмешке наполненной странной радостью, а затем по непонятным тебе причинам он вовсе рассмеялся, прикрыв рот ладонью.
- Прости, кажется, тоже слегка перебрал.
- Да, ладно, - пробормотала ты, едва покачнувшись на ровном месте - По праздникам можно.
- Точно, я ведь должен тебя поцеловать, - твои глаза прошлись по задумчивым чертам лица своего учителя и на момент показалось, что и без того твои румяные щеки приобрело более яркий оттенок.
- В-в любом случае можно соврать...
- Врать нехорошо.
- А воровать еще хуже! - вы одновременно посмотрели в сторону двери, возле которой стоял запыхавшийся Рин. Его хвост энергично вырисовывал в воздухе невидимые узоры, а кулаки сжались словно он вот-вот был готов начать драться - Я точно знал, что ты ее сюда потащил, пришлось два этажа обежать, чтобы найти где именно.
- Ты какой-то нервный сегодня, брат, - ты тихо ойкнула, когда крепкие руки обвили твою талию, с силой прижав к торсу. Юкио уткнулся лицом в твою макушку, зарывшись в волосы носом, но такое явно было тебе не по душе. Уж лучше вновь сидеть на том полу и выпивать. Да, что уж, лучше даже того розовласого {censored} один раз поцеловать, чем находиться рядом с эти неадекватными!
- Четырехглазый, - этот утробный рокот, скорее походил на звериный и пробрал страхом каждую клеточку тела. Твой взгляд успел только подняться с кольца объятий на твоем животе, как тут же уткнулся в белую рубашку, когда-то успевшего приблизиться демона - Руки убери.
- Можно я домой пойду? - протянула ты, подергав старшего из братьев за рукав. Тот как-то странной чертыхнулся и былой агрессивный настрой, как рукой сняло, вместо него пришла смущающая неловкость ситуации.
- Слушай Рин, - начал говорить Окумура, переместив в это время одну свою руку тебе на ключицу - Я люблю [Твое Имя]. Но и ты тоже. Отвергать это бессмысленно, как и скрывать. Вариантов у нас не особо много, либо она никого не выберет, либо только одного.
"Как я вообще сюда попала?!" ты с силой стала бить парня по доступным участка тела, пытаясь вырваться и свалить от сюда куда подальше "Не буду больше пить! Не буду больше пить! Не буду больше пить!"
- ...либо будет принадлежать нам обоим, - скрежеща ему все таки удалось договорить, после чего он сразу тебя отпустил, но, не ожидав такого ты упала прямо в руки его брата. Рин задумчиво приподнял бровь, спустив свою ладонь, на твою поясницу и приподнял ткань футболки.
- С братьями надо делиться, верно?
Он ухмыльнулся, обнажив острые клыки в улыбке и ты, едва не задохнулась, когда шершавый язык Юкио прошелся по хрящу твоего уха, слегка прикусив зубами.
....
- Вам не кажется, что они там слишком долго? Еще и Рин убежал, - поинтересовался Рэндзо, допив остатки виски из своего стана. На какой-то момент ему показалось, что вопрос и вовсе никого не достиг, но тут со стороны раздалось не особо внятный ответ Бона.
- Да, вырубились они наверняка, как и эти, - он махнул рукой в сторону бессознательных туш экзорцистов, едва не задев по лицу самого Шиму - Только на чем-нибудь поудобнее, чем пол и этот жесткий диван.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1120-816.html

Категории: Синий Экзорцист
Прoкoммeнтировaть
Тест: ~Dreams~ [Sally Face] Домик... Sataniel K. 20:52:44
­Тест: ~Dreams~ [Sally Face]
Домик на дереве


Давай представим…
…что ты жив. Мы вернулись в прошлое. В детство, где даже дождь, был причиной счастья. Мы бегали, под ним, как психи и смеялись. Помнишь?(…) А сейчас, видишь? Твои рисунки наблюдают, за длинными пальцами. Как и я. Они умело проводят по струнам. Заставляют нас смеяться. Подпевать. Мы опьяненные от счастья. Мы свободны. Чистые. Нас не успел испортить этот мир. (…) А помнишь, тот вечер? Как же, это было давно… Все началось, так глупо. Наивная фраза. Миндальное печенье. И искрений смех. Что же, тогда произошло? Почему, ты заставил меня почувствовать это дрянное ощущение? Зачем я привязалась к тебе?
-Скажи, хоть что-то… Ларри- тихая мольба. Надежда, что угасает. Но все же, давай забудем, что твоя кожа такая бледная? Не будем замечать, что мы оба плачем. И конечно, нас не тронет, что к тебе живой человек не дотронуться. Не думала, что поцелуй с призраком, такой теплый.
-Я скучал- твоя фраза, теряется в тишине мира. Что уже не принадлежит нам…

­­

Добро пожаловать, в мир автора http://jimmori.beon­.ru/0-14-nezhnost-ob­lakov.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1120-830.html

Категории: Sally Face
Прoкoммeнтировaть
среда, 28 марта 2018 г.
Тест: "Волшебство приходит к каждому, или Святочный бал" || Harry... Sataniel K. 00:30:07
­Тест: "Волшебство приходит к каждому, или Святочный бал" || Harry Potter
` six


­­


­­


Ты ошарашено смотрела на стоящего пред тобой юношу болгара, который был очень красив. Конечно, ты не впервые встречала его – однажды он помог тебе на трансфигурации, прикрыв от строгой Макгонагалл. Тогда в принципе ты и узнала его имя – Александр.
Он был похож на ангела, спустившегося с небес, обладая нежными, еще юношескими чертами. Аристократичная бледность шла ему, совсем не портив, сочетаясь с глубокими омутами глаз цвета теплого шоколада, растопленного на огне и гривой светлых, почти золотых волос. Пальцы у него были тонкие – почти девичьи, скулы – резкие, очерченные, словно на портрете. Во всей его внешности была та легкость, холодность, что ты невольно попятилась.
- Прости, - у него прослеживался акцент в словах, но весьма слабый. – Я хотел спросить, не хотела бы ты пойти на бал со мной?
Ты вспыхнула, вскоре почувствовав злой взгляд, который уже на протяжении нескольких минут буравил тебе спину, пытаясь прожечь насквозь. Стало весьма неудобно от жгучего взгляда. И, пожалуй, ты даже могла поспорить, что взгляд принадлежит некто иному как Фреду.
- Александр, - пробормотала ты, пытаясь скрыть очередную волну смущения, когда он мягко сжал твою ладонь в своих руках, но не долго это продолжалось – стоящий в тени Уизли не выдержал.
Со слащавой приклеенной улыбкой, он сжал сзади ваше плечо, заставляя напрячься. Это был своеобразный вызов.
- И так, кто это у нас? – протянул рыжеволосый, осматривая с ног до головы стоящего перед ним болгара. Джордж, проявившийся как раз вовремя, сложил руки на груди - в этом случае даже он не мог ничем помочь, когда Фред что-то задумывал или взрывался – наступал конец света, хотя в любом случае – в начавшейся вдруг драке он мог оттянуть вышедшего из себя братца.
Холодные взгляды парней встретились друг с другом, когда же ты тяжело вздохнула, почувствовав с какой немереной силой сжал твое плечо Фред.
- А вы кто будете (Ваше имя)? – достаточно сухо проговорил второй по значимости, любимец Каркарова, и иллюзия прекрасного личика исчезла. На его губах появилась презрительная усмешка, глаза опасно заблестели.
- Я? – Фред удивленно воззрился на юношу, картинно возвев глаза в потолок. – Я ее лучший друг, а ты с пяти минуты знакомый.
- Не советовал бы быть таким грубым. Извольте, вам, я не грубил. – холодно заметил Александр, когда же ты постаралась отпихнуть от себя Фреда и увести его подальше, но тогда он цепко охватил тебя за талию так крепко прижав к себе, что вероятной дуэли теперь избежать просто не удалось.
Каждый направил друг на друга палочку, и если бы не проходящий мимо так кстати Снейп (пожалуй, ты на него молилась), то все участники данного события пролежали бы в больничном крыле.
- Что.. здесь происходит? – спокойно спросил Снейп и его голос эхом разнесся по коридору. Он говорил четко, но тихо, однако, ты понимала, что Снейп жутко зол – об этом говорила его вздернутая бровь и сложенные руки на груди, хотя на его лице не дрогнул ни один мускул. – Мисс (Ваша фамилия), а также половина семейки Уизли, - профессор криво усмехнулся, обведя всех взглядом, когда же желваки на лице близнецов заходили, - и… - его взгляд остановился на ученика бывшего упивающегося, - и мистер Лазаров.
Повисла давящая тишина.
- Смотрю, вы уже успели испортить отношения с нашим гостем, господа Уизли? Или вы считаете, что вам в мире все дозволено? А вы, мисс (Ваша фамилия), какого Мерлина зажимаетесь с мистером Уизли на глазах у всех прохожих? Не кажется ли, что вы таким поведением можете отвратить других учеников или дать дурной пример? Минус пятнадцать балов, - профессор усмехнулся, - Гриффиндору с каждого.
- Уверяю вас, профессор Снейп, (Ваше имя) здесь совсем ни причем. – сразу же влез Александр, учтиво склонив голову.
- О, прикрываете, мистер Лазаров. Что ж… похвально. Но, - Снейп криво усмехнулся, - отработка им никогда не помешает только, пожалуй.. Один мистер Уизли отправиться к Филчу, а вы – обнимающаяся парочка. – Он скривился, словно съел лимон, - жду вас в шесть часов на отработке у себя. Палочки не брать. А вы, мистер Лазаров можете выпить со мной чаю.
- Но профессор! – было воскликнул Джордж, когда же ты стояла не жива ни мертва.
- Еще минус пять очков Гриффиндору и не советую со мной спорить, - властно заявил черноволосый, опасно сверкая взглядом, - и во имя Мерлина, мистер Уизли, - заметив ваши несмелые попытки выбраться из объятий застывшего Фреда, который от злости еще сильнее сжал вас руками, проговорил мужчина, - отпустите мисс (Ваша фамилия). Будете так обнимать вашу плюшевую игрушку в спальни.
Александр тихо фыркнул – не смог сдержать смеха, когда же ты покрылась бледными пятнами. Попасть в такую переделку… Не этого ты ждала….
… - Мантикора тебя дери, Фред! – зло проговорила ты, натирая очередной котел (руки уже болели, на коже появились некоторые мозоли, пожалуй, в этот день ты прокляла Долгопупса и некоторых неумех, котлы которых никак не хотели отчищаться). – Вот скажи, зачем нужно было лезть на рожон, а? Что этот мистер Лазоров тебе сделал? И вообще, прекрати дуться! – ты кинула в него грязную тряпку в слизи флоббер-червей, из-за чего рыжеволосый соизволил повернуться к тебе.
- А какого черта ты краснела там перед ним? – сразу же резко спросил Фред, начиная снова закипать. Он стер с лица отвратительную слизь, во все глаза смотря на тебя, наблюдая за твоим выражением лица. – Или этот слизеринец тебе понравился?
- Ну, вообще-то, фактически – он не со Слизерина, - сухо начала ты, - к слову, тебя-то это не должно особо волновать. Меня пригласил первый и единственный человек. Как ты знаешь, особой популярностью я не обладаю. Кто обратит на такую заучку, как я, внимание? – ты с горечью бросила щетку в котел, наблюдая за тем, как выражение твоего друга смягчается. Словно в его голове что-то щелкнуло. – Вы-то вроде быстро нашли друг другу партнеров. А я… - ты вздохнула. – Да кому я все это рассказываю?
- Прости, я об этом не подумал, - Уизли виновато почесал затылок, выглядя крайне смущенным, хотя его редко удавалось чем-то смутить. В отличие от Джорджа – он был более раскованным и наглым, да и являлся главным заводилой во всех шуточках и проказах, обрушивающихся на Хогвартс, Перси и Рона.
Ты усмехнулась:
- Прощаю.
- Кстати, твои источники немного устарели или же не подлежат достоверности. Я еще никого не пригласил на бал! – он поднял палец вверх, а ты в наигранном удивлении подняла бровь.
- Какая трагедия!
- Вот-вот. Поэтому.. не окажешь ли честь пойти со мной на бал?
- Ты, должно быть, шутишь? - снова сухо пробормотала ты, принимаясь, было за котел, но была остановлена рукой Фреда – он ловко перехватил твои руки, смотря на тебя: серьезно, с толикой непонятного тебе ожидания.
- Ты видишь, что я шучу? – он искал ответа в твоих глазах, и в конечном итоге ты поняла – он не шутит.
- Хорошо, - ты смягчилась, слегка щелкнув того по лбу, из-за чего тот упал на пол, делая вид, что помирает от счастья, из-за чего ты хмыкнула, - я верю тебе. Но все же, не обязательно было устраивать тот спектакль.
… Пожалуй, о симпатии Фреда к тебе знал уже весь Гриффиндор. Только, вот не задача – ты слепо не замечала этого, хотя Симус и Дин открыто потешались над данной ситуацией, видя все эти ревностные взгляды со стороны рыжеволосого, когда к тебе подходил хоть кто-то мужского пола кроме него или же его брата, которому он беззаговорочно доверял. Неудивительно, что тебе никто не сделал предложение – все опасались града проказ, которые бы посыпались на бренную голову того несчастного, посмотревшего на объект воздыхания Фреда Уизли.
Но вот – настал тот день. Не став заплетать волосы в косу – ты оставила их распущенными, а Гермиона (твоя лучшая подруга) помогла их завить, зная, как сложно возиться с таким непослушным волосом. Распущенные волосы прекрасно сочетались с той парадной мантией, которую ты надела. Длинная в пол, из легкой атласной ткани с незаметным цветочным рисунком на конце подола, черного цвета, усыпанная блестящими камнями на концах длинных широких рукавов, она выглядела волшебно, подчеркивая хрупкую фигурку, немного покатые плечи, красивую грудь черными лентами (мантия была с завышенной талией с довольно необычным покроем). Шею украшало небольшое ожерелье в виде золотой цепочки с кулоном-сердцем.
Стоит ли говорить, что как только ты спустилась по ступенькам в гостиную, то все сидящие юноши в своих парадных мантиях так и застыли с открытыми ртами?
- А говорила, что на тебя никто не обратит внимания, - шутливо проговорил Фред, замечая на себе завистливые взгляды, сам беря инициативу в свои руки – он взял твою руку, сплетя свои пальцы с твоими, чуть приподняв. Ты покраснела.
Конечно, ты часто засыпала на плече Фреда, или же вы просыпались в обнимку в гостиной Гриффиндора на диванчике после долгих занятий Трансфигурацией, но это было слишком.
- Ты красавица, - проговорил юноша тебе на ухо, поддавшись к тебе чуть ближе – невольно ты почувствовала чуть сладкий запах его парфюма.
- Спасибо, - смущенно проговорила ты, когда же Фред, одетый в черную мантию с яркими вставками чуть ли не канареечного цвета и яркой пестрой бабочкой усмехнулся, потянув тебя к выходу из гостиной на Святочный бал.
… Ты осторожно сжала его плечо, пытаясь подстроиться под его медленные движения. Вел он чудесно, однако, ты чувствовала себя неловко под взглядами других танцующих пар, поэтому ноги были словно ватные. Прикусив щеку изнутри, ты посмотрела на Фреда, который все это время не отрывал от тебя внимания. Легкая музыка лилась из под пальцев одного музыканта: спокойная, красивая, пожалуй, она могла затронуть человеческие сердца.
- Тебя что-то смущает? – спокойно спросил Фред, а на его губах сияла теплая мягкая улыбка. – Или беспокоит? – он встретился с твоим взглядом.
Шаг назад, легкий переход, ты сильнее сжимаешь его руку, немного краснея от взгляда обращенного к тебе Александром, когда музыка нарастает - движения становятся быстрее, а после поддаваясь волне - стихают.
- Взгляды… - тебя внутренне передергивает. - Они так смотрят на нас.
Он усмехается:
- В этом нет ничего удивительного. Я говорил, что ты невероятно красива? К тому же, как не обратить внимания на такую яркую пару, как мы? – бросает легкую шутку, из-за которой ты улыбаешься.
Еще один шаг, переход – вы становитесь ближе друг к другу, из-за чего твое сердце пропускает невольный удар. Ты замираешь вместе с Фредом, на какое-то мгновение чувствуя его дыхание на виске.
- Можно мне сказать это сейчас? – он криво усмехается, и хоть ты этого и не видишь: ты знаешь это, ощущаешь. Но ваш танец продолжается, хотя он и не позволяет заглянуть в его глаза, узнать чувства.
- Можно.
- Ты нравишься мне, (Ваше имя). Даже больше, чем нравишься. – выдает он на одном дыхании, заставляя тебя от неожиданности наступить ему на ногу, из-за чего он морщиться, а после отстраняется от тебя. Ты виновато смотришь на него.
- Прости.. Больно?
- Такой момент испортила! – недовольно бурчит он, ты же только улыбаешься, утягивая его за нелюдимый столик, прерывая танец. – Но в любом случае.. я подожду твоего ответа!
Снова краснеешь, но после обнимаешь его, целомудренно целуя в щеку, от чего тот прикасается к оставленному следу, зависая.
- Я могу считать это за положительный ответ? – он раскрывает рот в удивлении, когда же ты киваешь, из-за чего он подхватывает тебя на руки: профессор Дамблдор улыбается, Макгонагалл хмуриться, но решает не портить праздник.
- Да я самый счастливый человек в мире! – восклицает он, из-за чего сидящие через стол рядом с вами Гарри усмехается, проговаривая:
- Наконец-то.
Рон также кивает:
- Согласен. А то весь факультет извел своей любовью.
- Малыш Ронни, ты просто ничего не понимаешь в любви! Когда сердце поет!
Теперь уж, мистер Уизли или же просто Фред, ни за что не отпустит тебя (только через свой труп).

Прошу выразить мысли насчет сего "творения" - http://shadowsnow.b­eon.ru/0-174-testy.z­html

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-463.html

Категории: Гарри Поттер
Прoкoммeнтировaть
Тест: "Волшебство приходит к каждому, или Святочный бал" || Harry... Sataniel K. 00:1